понедельник, 12 Апреля, 2021

Подробно

Воевавший за други своя

Отдел информации
30.09.2013 - 11:38
Воевавший за други своя

Алексей Петрович был назначен проконсулом Кавказа в 39 лет, за ним следовала слава героя Отечественной войны 1812 года. Генерал демонстрировал храбрость не только на поле брани. В Париже во время парада в честь победы над Наполеоном из-за ошибки оркестра гренадеры Ермолова сбились с шага. Император Александр I потребовал посадить нескольких офицеров на гауптвахту. «Гренадеры пришли сюда не для парадов, но для спасения Отечества и Европы», - возразил Ермолов.

За своих подчинённых он стоял насмерть. Солдаты называли его между собой «батюшкой», «Петровичем», а горцы - «грозный Ярмул».

В обмен на жизнь

На Кавказе Ермолов столкнулся с трагичной историей майора Павла Швецова – возвращаясь со службы из Грузии в Россию, он был похищен чеченцами и больше года содержался в земляной яме. Разбойники требовали 250 тыс. руб. (на сегодняшний день – более $10 млн.), если горцы не получали выкупа, то продавали пленников по налаженным каналам на Восток.

Генерал вызвал к себе владельцев земель, через которые был провезён пленённый майор, заключил их в Кизлярскую крепость и объявил, что, если через 10 дней они не изыщут средства к освобождению Швецова, все 18 человек будут повешены на крепостном бастионе. Моментально сумма выкупа снизилась с 250 тыс. до 10 тыс. руб. Деньги уплатил один из дагестанских ханов, майора освободили.

Наведения порядка в крае требовали, как писал Ермолов, «слёзы жителей наших на Линии (Кавказская укреплённая линия: крепости, казачьи станицы. - Ред.), где редкое семейство не обошло убийство или разорение от хищничества... Снисхождение в глазах азиатов – знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели и тысячи мусульман от измены».

Приказом Ермолов повелел «попавшихся на разбое вешать на месте преступления», а жителям тех аулов, где разбойники имели обыкновение прятаться, объявлять, что «жилища пособников будут истреблены до основания».

«Алексей Петрович в корне поменял политику России на Кавказе, - рассказал Юрий Клычников, доктор исторических наук. - До него наместники пытались задабривать местных князьков, давая им чины, вплоть до генеральских, и платя огромное жалованье. Надо пояснить, что Северо-Кавказский регион вместе с Грузией входил в состав Российской Империи.

Со времён Ивана Грозного горцы просили Россию защитить их от Крымского ханства. В 1783 г. при Екатерине II Крымское ханство прекратило своё существование. И горцы получили возможность жить с безопасными внешними границами и обратили весь свой воинственный дух внутрь Российской империи. Они давали клятвы верности и тут же их нарушали. Доходило до абсурда – отряды горцев могли прийти к коменданту русской крепости и предложить ему совершить совместный набег на соседнюю крепость! От набегов страдала и Грузия, которая попросилась в состав Российской империи в начале XIX в. и была принята».

На Кавказе противник мог появиться отовсюду, у врага не было ни столицы, ни главной крепости, вернее, каждый горный аул был такой неприступной крепостью. «Театр военных действий Ермолов разделил на три операционных направления: в центре – Кабарда, на правом фланге – Закубанская Черкесия, а слева – Чечня и Дагестан. Генерал последовательно не только завоёвывал их оружием, но и обустраивал экономически, создавал новую систему управления, учитывающую местные законы и традиции, - рассказал Владимир Кикнадзе, кандидат военных наук, капитан 2-го ранга. - Ермолов заложил крепости Грозную, Нальчик, ставшие городами, и многие другие. Он строил госпитали, школы, дороги. Благодаря деятельности Ермолова те горцы, кто вставал на мирный путь, получили возможность учиться в военных заведениях империи. После их окончания они причислялись к дворянству и оправлялись на Кавказ служить уже интересам России».

В частной жизни генерал был аскетичен. В его походной палатке была только кровать, на которой он спал, завернувшись в шинель. Ермолов знал всех офицеров корпуса по имени, знал и многих рядовых, он мог ночью подойти к костру и сесть с ними за общую трапезу. Ермолов был блестяще образован, читал на нескольких языках, обладал одной из лучших частных библиотек в России, которую после смерти завещал Московскому университету.

За други своя

Ермолов сумел изменить практику, при которой на Кавказ было принято посылать служить людей, совершивших неблаговидные поступки, или политически неблагонадёжных. Он искоренял в войсках пьянство, картёжничество. «Перед боем все – от генералов до рядовых – снимали головные уборы, осеняли себя крестным знамением и уже шли в атаку, как на праздник в церковь», - вспоминали современники. В этом и был «секрет» ермоловских чудо-богатырей, веря в Царство Небесное, они не боялись сложить голову на поле брани. Сам Ермолов цитировал Евангелие: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».

Вместе с тем, Ермолов издал приказ, чтобы ни при каких обстоятельствах не порочилась вера горцев. Запрещалось обманывать местных жителей, «дабы не потерять доверие всего народа». Также генерал писал: «Внушите войскам, чтобы не защищающегося или паче бросающего оружие щадить непременно».

За почти 11 лет правления успехи Ермолова на Кавказе были несомненны даже для его врагов, коих у него хватало. Недруги воспользовались ситуацией, когда после кончины Александра I на престол взошёл Николай I, ему стали нашёптывать о связях Ермолова с декабристами, что было ложью. Генерал мог критиковать какие-то решения монарха, но никогда бы не стал нарушать присягу и выступать против государя. Об этом свидетельствуют его письма. Однако Ермолов всё же был отстранён со своей должности на Кавказе.

Точка в военных действиях в регионе была поставлена через несколько десятилетий после ухода оттуда Ермолова. Но войска «батюшку» не забывали – на его могиле установили неугасимую лампаду из чугунной гранаты с надписью: «Служащие на Гунибе кавказские солдаты».

Именно в окружённом горном ауле Гуниб объявил о своей капитуляции в 1859 г. кавказский имам Шамиль. А когда имама привезли в Центральную Россию и спросили, с кем бы он хотел встретиться, тот первым назвал Ермолова. И встреча состоялась за два года до кончины генерала.

Парадокс, но поверженному имаму Шамилю назначили пенсию бо`льшую, нежели получал генерал Ермолов. Однако земные несправедливости Алексея Петровича глубоко не затрагивали, ведь он воевал не за деньги, а «за други своя».

Читайте нас в Фейсбуке, ВКонтакте и в Твиттере

Православные отмечают один главных праздников – Благовещение Пресвятой Богородицы
Отдел информации
Стиль работы украинских ЦИПсО не изменился
Даниил Безсонов
Что перечисляют украинские политики в своих налоговых декларациях
Анна Пономарева
Киев обвиняет Россию, чтобы привлечь внимание Запада
Денис Григорюк
Железнодорожные войска начали строительство второй ветки БАМа
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования