пятница, 29 Мая, 2020

Подробно

Монгольский пряник Вашингтона

Борис Джерелиевский
27.03.2020 - 00:58
Монгольский пряник Вашингтона

США намерены «сдерживать» Китай из степей Монголии

В ноябре минувшего года в индийском городе Дхарамсале не без участия американских спецслужб и ангажированных Вашингтоном НКО и частных фондов состоялась Восьмая международная конференция групп поддержки Тибета и Внутренней Монголии, собравшая сепаратистов из этих регионов КНР, а так же их покровителей из ряда стран.

Этот симпозиум мало чем отличался от предыдущих. На нем традиционно обвиняли китайские власти в нарушении прав человека, а представители сепаратистских группировок заявляли «о готовности к диалогу с руководством КНР» на предмет выхода означенных территорий из состава Китая. 

Некоторую новизну этому форуму придало более широкое чем обычно будирование темы Внутренней Монголии. В том числе там были сформулированы тезисы воззвания НПО Congress of Southern Mongolia (Конгресс Южной Монголии), которое было направлено нижней палате американского законодательного собрания.

В этом документе, представители данной организации, созданной в Японии в 2016 году, выступающие от имени всего монгольского населения Внутренней (Южной) Монголии (автономного района на севере КНР) требуют от американских парламентариев прекратить игнорирование «культурного геноцида» монгольского меньшинства в КНР, а также, начать соответствующие парламентские расследования, или хотя бы инициировать «дискуссию» на эту тему. Которая, по мнению «Конгресса Южной Монголии» должна рассматриваться в одной связке с  «проблемами Тибета, Гонконга, Восточного Туркестана и адептов секты Фалуньгун».

Если учесть, что до появления данной петиции о Congress of Southern Mongolia не было ничего известно, то трудно избавиться от ощущения, что эта структура создана специально под данное обращение. И явно не только для того, чтобы поносить «пассивных» конгрессменов. Япония, где и создан этот «Конгресс», как известно, является важной частью «антикитайского блока», поспешно создаваемого США в последние годы, и потому можно не сомневаться в том, что НПО создана или по прямому указанию американцев, или с их санкции.

Между прочим, в американском медиа-пространстве активно распространяются материалы о поступлении в нижнюю палату американского парламента указанного обращения. Так, например, материал «Китайские притеснения в Монголии», подписанный псевдонимом Мистер Dumpy (Кряжестый), обвиняет конгрессменов в игнорировании «проблемы Внутренней Монголии», поскольку они недооценивают ее серьезности и, якобы, не желают обострять отношения с Пекином. 

Можно также не сомневаться, что «упреки» в адрес американских парламентариев призваны замаскировать заинтересованность и реальную активность США в вопросах монголо-китайских отношений. 

Следует отметить, что разжигание религиозной и национальной вражды под предлогом защиты прав меньшинств является важной частью гибридных войн. Их Вашингтон ведет против стран, которые считает своими противниками.

Напомним, что согласно определению, данному начальником Генштаба ВС России генералом армии Валерием Герасимовымна общем собрании Академии военных наук 1 марта 2019 года, гибридная война — совокупность методов военно-силового, политико-дипломатического, финансово-экономического, информационно-психологического и информационно-технического давления, а также технологий цветных революций, терроризма и экстремизма, мероприятий спецслужб, формирований сил спецназначения, сил специальных операций и структур публичной дипломатии, осуществляемых по единому плану органами управления государства, военно-политического блока или ТНК.

КНР уже давно, практически с самого момента своего возникновения являются объектом гибридной войны. В качестве примера можно привести одну из самых длительных операций американских спецслужб — тайную войну в Тибете, продолжавшуюся с разной степенью интенсивности почти двадцать лет — с середины 50-х до середины 70-х годов прошлого столетия, и в которую помимо США оказались втянуты практически все страны региона.

Началась эта тайная война еще при Эйзенхауэре, продолжалась при Джоне Кеннеди, Линдоне Джонсоне и завершилась при Ричарде Никсоне, когда Вашингтон решил «дружить» с Пекином против СССР.

Первую группу тибетских диверсантов, которым предстояло начать террор против китайских силовиков и должностных лиц, в 1957 году подготовил сотрудник ЦРУ Роджер Маккарти.

20 летняя тайная война ЦРУ против КНР руками тибетцев не только унесла десятки тысяч человеческих жизней, но и поломала судьбы огромному количеству людей, оказавшихся втянутыми в эти страшные события. Так, в террор были втянуты многие буддийские монахи, взявшие в руки американское оружие. Убивая людей, они снимали с себя монашеские обеты, исключая для себя возможность возвращения. Множество тибетцев были вынуждено навсегда покинуть родные края. 

Кстати террористов помимо США готовила и Индия (хотя и с помощью ЦРУ) — давнишний соперник Китая. И в Вооруженных силах этой страны до сих пор есть спецподразделения из тибетцев. Дели использовал их не только, например, в патрулировании границы с Тибетом, но и в войне за независимость Бангладеш в 1971 году.

Помимо Индии, в тайную войну ЦРУ в Тибете были вовлечены Пакистан, Таиланд, Тайвань, Непал. В частности, с аэродромов Таиланда и Восточного Пакистана — ныне Бангладеш — вылетали самолеты ЦРУ как с тибетскими террористами, так и с оружием для них. На территории Непала и Индии создавались лагеря и точки, откуда тибетские бандформирования совершали вылазки на территорию Тибета. Тайваньцев привлекали для прослушки эфира в Тибете, они работали на непальско-тибетской и индийско-тибетской границах.

Сказать, что в середине 70-х тибетская тема полностью утратила актуальность для Лэнгли, будет неверно. Речь может идти только о сворачивании ее горячей, вооруженной фазы. Причем, дело не только в американо-китайском сближении. Террористическая война себя исчерпала, и забрасываемые диверсанты начали вызывать немалое раздражение у самих тибетцев, уставших от бесконечных терактов и зачисток. Кроме того, образ «мирных протестов» и «ненасильственных действий» в пропагандистском плане оказался более выигрышным, особенно для европейских союзников США. В результате упор сместился на информационную войну и проведение психологических операций. 

Между прочим, до недавнего времени большинство тибетских культурных центров в Европе и США финансировались ЦРУ вполне открыто. Нельзя сказать, что сегодня финансирование свернуто, просто деньги проводятся аккуратнее — через благотворительные фонды и НПО.

Как мы знаем, американо-китайская дружба довольно быстро завершилась, и в рамках «сдерживания китайской экспансии» американские спецслужбы поддерживают сепаратизм, религиозный экстремизм и антигосударственные выступления не только в Тибете, но и Синьцзяне (Восточном Туркестане), Гонконге, а теперь и во Внутренней Монголии.

Между прочим, сегодня уже мало кто помнит о тибетских террористах и о тысячах убитых. Сейчас для мировой общественности Далай-Лама — доброжелательный улыбчивый старичок, в странном наряде, которого не понятно за что преследуют злые китайцы, а вовсе не вдохновитель и наставник боевиков, убивавших китайских переселенцев, силовиков и чиновников. 

Западная пропаганда настолько убедила в этом мир, что эмигрантские тибетские сепаратистские структуры, финансируемые врагами КНР с единственной целью — нанести ущерб Китаю, воспринимаются без критики и с абсолютной симпатией. Именно поэтому сегодня к «раскрученному» тибетскому «бренду» пытаются пристегнуть и старательно раздуваемый сепаратизм во Внутренней Монголии. 

Активизация усилий США в отношении этого, в целом спокойного региона КНР, связаны с растущим интересом Вашингтона к Монголии в целом. После победы в МНР в 1990 году демократической революции, США возложили на себя статус «покровителя» демократических преобразований в стране. И с этого момента Вашингтон стремится интенсифицировать отношения с Улан-Батором в политической, экономической, культурной областях. Но, несомненно, главным, является военное сотрудничество, через которое Америка стремится не только приблизить к себе Монголию, но и через усиление позиций в монгольской военной среде обеспечить рычаги влияния на ее политический курс.

Еще в октябре 2005 года бывший тогда министром обороны США Дональд Рамсфелд заявил, что Пентагон имеет широкие планы в отношении Монголии. На пресс-конференции в Улан-Баторе он провозгласил, что «США крайне заинтересованы в размещении на территории Монголии, которая долгое время была вассалом СССР, военных баз».

Понять интерес американцев не трудно — крылатые ракеты средней дальности из монгольских степей «накрывают» территории и КНР, и России. 

Но реализовать эти задумки у Вашингтона пока что не получается, прежде всего, из-за теснейших контактов Монголии с Китаем и Россией, которые являются для нее важнейшими партнерам,  в первую очередь — экономическими.  

Весь монгольский импорт и экспорт идет через территорию и воздушное пространство России и Китая. 51% акций Монгольских железных дорог принадлежит российскому правительству. Россия обеспечивает 90% энергопоставок страны.

На Китай, вторую по величине экономику мира, приходится 90% всего монгольского экспорта — угля, меди, других рудных ископаемых, сырой нефти и необработанного кашемира. Кроме того, Китай дает Монголии свыше трети ее импорта. Наконец, Китай для Монголии — крупнейший источник иностранных инвестиций. Как отмечалось в докладе Конгресса США, Китай — «спасательный круг для монгольской экономики».

Казалось бы, все логично: кто «ужинает девушку, то ее и танцует», и для того, чтобы потеснить китайцев и русских, американцам нужно  серьезно раскошелиться, помогая монголам и вкладываясь в их экономику. Но Вашингтон предпочитает менее затратный путь, целенаправленно разжигая конфликт во Внутренней Монголии.

Надо сказать, что никаких территориальных претензий к КНР Улан-Батор не выдвигает. Даже когда монгольские войска вместе с РККА громили японскую Квантунскую армию, и когда Китай был охвачен гражданской войной, руководство МНР не предпринимало шагов для присоединения этих территорий, населенных соплеменниками.

Сегодня, учитывая могущество КНР, любой намек на поддержку сепаратизма во Внутренней Монголии может обойтись Улан-Батору слишком дорого. Напомним, что после визита Далай-ламы в Монголию Китай временно закрыл границу с Монголией и в 2016 году ввел пошлины на монгольские продукты. В МИД КНР заявили: «Надеемся, что Монголия извлекла из этого урок». И действительно, Улан-Батор пообещал Далай-ламу больше не приглашать.

Можно не сомневаться, что монгольское руководство ничуть не меньше Пекина заинтересовано в сохранении мира и спокойствия во Внутренней Монголии. Ведь если американцам удастся спровоцировать рост напряжения в этом китайском регионе, а особенно, репрессии китайских властей против местных сепаратистов, монгольские власти окажутся в тяжелом положении. Они попадут под жесткое давление прозападной оппозиции, которая потребует от них солидарности с соплеменниками и их поддержки. И эти призывы могут быть поддержаны значительной частью населения страны. Тогда начнутся обвинения властей в предательстве соотечественников. Руководство страны окажется перед дилеммой — испортить отношения с КНР или получить «цветную революцию». 

В 2008 году Монголию уже потрясала «революция юрт», осуществленная по американским лекалам. Однако намеченных целей американцы тогда достигнуть не сумели. Но прошедшие двенадцать лет они не сидели без дела — проамериканских сил в Монголии сегодня немало, и в случае необходимости они будут активизированы. 

Создание, поддержка и продвижение структур, подобных «Конгрессу Южной Монголии», преследует следующие цели: дестабилизация ситуации в КНР и в Монголии, навязывание Улан-Батору проамериканской и антикитайской политики (если потребуется — через «цветную революцию» и смену власти) и втягивание страны в мероприятия по «сдерживанию КНР» и в антикитайский блок под эгидой США. Соответственно, размещение в стране американских военных контингентов.

Достижение этих целей или хотя бы их части из них ударят, прежде всего, по монгольскому народу по обе стороны от границы. В КНР, монгольское население станут рассматривать, как потенциальную «пятую колонну», против которой необходимо применять превентивные меры. А жители самой Монголии будут страдать от тяжелого экономического кризиса, который обрушится на страну в случае ухудшений отношений с Китаем. Но такова цена американской «дружбы», которую приходится платить всем, кто не находит в себе сил отвергнуть наглые притязания Дяди Сэма.

Нюрнбергский трибунал признал вину немцев
Олег Горностаев
Кавказские мухаджиры хотят вернуться на Родину
Анатолий Агранин
На Украине призвали переименовать страну в Русь
Андрей Червонец
Несколько слов о «доказательствах российской оккупации»
Алексей Зотьев
Нижняя палата приняла в третьем чтении закон о едином регистре
Отдел информации
Что оставит после себя Зеленский
Даниил Безсонов
К чему приводят игры Киева с западными кредиторами
Анна Пономарева
Украинцам придётся поднимать ахметовскую “зелёную энергетику”
Даниил Безсонов
В правительстве обсуждают смягчение условий для выхода на заслуженный отдых
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования