понедельник, 13 Июля, 2020

Подробно

Действия Германии по дезинформации

Юрий Кнутов
17.06.2020 - 14:07
Действия Германии по дезинформации

Кремля о сроках нападения на СССР 

 

(Начало — здесь. Предыдущая часть — здесь)

 

9 января 1941 г. на совещании штаба OKW (верховное командование вермахта) Гитлер заявил: «Поскольку Россию в любом случае необходимо разгромить, то лучше это сделать сейчас, когда русская армия лишена руководителей и плохо подготовлена».

 

3 февраля 1941 г. в резиденции Гитлера в Берхтесгаден в Верхней Баварии прошло совещание с высшим военным командованием, посвященное окончательному утверждению плана «Барбаросса». На нем отмечалось, что у Красной Армии «в пехотных дивизиях относительно много танков, но плохих, наскоро собранная техника». «Количественное превосходство у русских, качественное — у нас». «Артиллерией русские вооружены нормально, но техника неполноценная. Командование артиллерией неудовлетворительное». «На границе — крупные силы, возможности отступления ограничены, поскольку Прибалтика и Украина жизненно важны для русских с точки зрения продовольственного снабжения»«При дальнейшей разработке не упускать из виду главную цель: овладеть Прибалтикой и Ленинградом». «Сосредоточение и развертывание войск по плану «Барбаросса» маскировать посредством дезинформации относительно осуществления операции «Морской лев» и второстепенной операции «Марита». 

 

15 февраля 1941 начальник верховного командования вермахта фельдмаршал Кейтель подписал директиву, в которой ставилась задача через германских атташе в нейтральных странах организовать массированную дезинформацию советского политического и военного руководства о сроках начала операции «Барбаросса». Дата начала войны постоянно менялась — от середины апреля до конца июня 1941 г. В Берлине пытались спровоцировать Сталина пойти по пути Царя Николая II. 31 июля 1914 г. Российский Император объявил всеобщую мобилизацию в Русскую армию. В ответ на это 1 августа Германия объявила войну России. Гитлер очень надеялся, что история повторится вновь. Тогда Берлин получит прекрасный повод заявить миру о готовящейся советской агрессии против Третьего рейха и необходимости нанести превентивный удар по СССР. В этих условиях Москва делала все от нее зависящее, чтобы не дать Берлину оснований для каких-либо обвинений в подготовке нападения на Третий рейх.       

 

Надо отдать должное германской разведке. Она использовала любые возможности для сбора сведений о своем будущем противнике. Любая информация о Красной Армии и оборонных предприятиях, которая могла пригодиться в предстоящей войне, скрупулезно собиралась. Активно действовала на советской территории немецкая агентура. Германские военные атташе, приглашавшиеся на военные учения в качестве наблюдателей, не стеснялись сочетать дипломатическую миссию со шпионской. 

 

Важную роль играла воздушная разведка. На основе полученных фотоснимков составлялись подробные карты советской территории с указанием военных и оборонных объектов на глубину 250-300 км. Сбор разведданных велся даже с помощью гражданских самолетов компании «Люфтганза», летавших из Берлина в Москву и обратно. 

 

Проводя операцию прикрытия, Абвер (разведка вермахта) и СД (служба безопасности рейхсфюрера СС, входила в Главное управление имперской безопасности — РСХА) по всем легальным и нелегальным каналам убеждали Кремль, что Германия готовится к десантной операции по захвату Британских островов под названием «Морской лев». Дислоцировавшиеся на советской границе части вермахта снабдили картами, разговорниками и справочными материалами о туманном Альбионе. Массированные воздушные бомбардировки Британских островов самолетами люфтваффе известные как «Битва за Англию» преподносилась как часть операции «Морской лев» (по мнению премьер-министра Великобритании У. Черчилля, воздушное сражение продолжалось с 10 июля 1940 г. по 18 июня 1941 г. и закончилось победой британцев). Концентрацию немецких войск у границ СССР Гитлер объяснял Сталину как отвлекающий маневр, благодаря которому Лондон должен был поверить, что Берлин не планирует высадку немецкого десанта на Британские острова. Рассчитывая окончательно запутать советское руководство, Абвер подбрасывал дезинформацию, будто бы Гитлер собирается поддержать прогерманское восстание в Ираке, а заодно захватить месторождения нефти в Иране, и в скором времени потребует от Москвы предоставить коридор для прохода немецких войск. Берлин якобы даже получил согласие Стамбула на нанесение удара с территории Турции по англичанам и союзным им иракцам. В связи с этим в Киевском Особом военном округе находилась наиболее мощная группировка Красной Армии. При неблагоприятных условиях она должна была противостоять агрессивным планам Берлина по захвату Украины, а при удачном стечении обстоятельств совместно с германскими войсками принять участие в походе против подконтрольных Лондону стран Ближнего Востока.  

 

Надеясь на быструю победу над Советским Союзом, Гитлер запретил пошив и поставку теплой формы одежды для германской армии. Это должно было послужить очередным доказательством Сталину о якобы мирных намерениях Третьего рейха в отношении СССР. И действительно, в период битвы под Москвой и во время Сталинградского котла немецкие войска выглядели не как регулярная армия, а как мародеры, одевавшие на себя все, что могло хоть как-то согреть. 

 

Существует версия, что на одном из совещаний разведка в очередной раз доложила советскому вождю об угрозе нападения германских войск. В ответ Сталин поинтересовался, а есть ли в немецкой армии теплая форма одежды. Ему ответили, что нет. Тогда советский руководитель спросил, а как же немцы будут воевать зимой в мороз? Затем он задал еще один конкретный вопрос - а сколько времени займет пожив теплой одежды для сосредоточенных у советской границы германских войск. В ответ один из участников совещания доложил, что форму могут пошить к концу 1942 г. — началу 1943 года. После этого Сталин подытожил — вот тогда война и начнется. 

 

Описывая операцию по дезинформационному прикрытию министр пропаганды Третьего рейха Геббельс 25 мая 1941 г. записал в своем дневнике: «Что касается России, то нам удалось организовать грандиозный поток ложных сообщений. Газетные «утки» не дают загранице возможности разобраться, где правда, а где ложь».

 

Ситуацию обостряли донесения от советских разведчиков, работавших в Англии. Один из них Ким Филби, входивший в «Кембриджскую пятерку», информировал Кремль о периодических тайных встречах между представителями Берлина и Лондона с целью заключения сепаратного мира. 10 мая 1941 год заместитель Гитлера по партии Гесс на тяжелом истребителе Messerschmitt Bf-110 (Ме-110) перелетел на Британские острова для проведения переговоров с влиятельным представителем королевского двора герцогом Гамильтоном и с некоторыми членами правящего дома Виндзоров. Гесс по неопытности спрыгнул с парашютом в месте, где его не ждали, и оказался в английском плену. (Несмотря на то, что со дня перелета Гесса прошло почти 80 лет, все материалу о его допросах британской контрразведкой до сих пор засекречены). 

 

Благодаря информации от «Кембриджской пятерки» цель миссии Гесса вскоре стала известна в Москве. В случае его успешных переговоров с представителями высшего британского руководства и королевского двора война грозила бы Советскому Союзу уже в ближайшие месяцы. В Берлине исходили из того, что при определенных уступках со стороны Третьего рейха Лондон может согласиться на сепаратный мир и даже присоединиться к войне против «агрессивного» Советского Союза. Кроме того, Гитлер также рассчитывал на ответный шаг доброй воли со стороны Лондона. В конце мая 1940 г. фюрер не стал уничтожать британский экспедиционный корпус, прижатый немцами к морю во французском Дюнкерке, а позволил ему с минимальными потерями эвакуироваться на Британские острова. 338 тыс. военнослужащих, в том числе 215 тыс. англичан, 123 тыс. французов и бельгийцев в период с 27 мая по 3 июня на различных плавучих средствах смогли уйти в Англию. Еще 50 тыс. французов вывез флот Франции. В плен попало 40 тыс. французских солдат. 

 

После эвакуации союзнических войск из Дюнкерка на берегу осталось множество брошенной боевой техники, вооружения и снаряжения. Всего немцами было захвачено 2472 артиллерийских орудий, 8 тыс. пулемётов и около 90 тыс. винтовок, около 65 тыс. автомашин и 20 тыс. мотоциклов, 68 тыс. тонн боеприпасов, 147 тыс. тонн топлива, 377 тыс. тонн военного снаряжения и другого имущества. Весь этот арсенал поступил на вооружение вермахта.

 

В ходе молниеносной военной кампании против Франции к немцам попал секретный архив союзников. Из найденных документов следовало, что англичане вместе с французами готовили бомбардировки советских нефтепромыслов и портов в районах городов Баку, Батуми, Поти и Грозный. План получил название «Остриё копья» («Pike») и должен был вступить в действие в конце июня — начале июля 1940 г. Цель совместной англо-французской акции — якобы поддержка Финляндии в войне с Советским Союзом (советско-финская война завершилась ещё 12 марта 1940 г.). На самом деле в политических кругах Лондона стремились переключить внимание Гитлера с Запада на Восток. Успешное проведение операции «Остриё копья» должно было продемонстрировать Берлину, что врагом для Англии и Франции является не Германия, а СССР. Вывод из строя основных районов советской нефтедобычи на продолжительное время должен был лишить Красную Армию топлива, после чего она превратилась бы в легкую добычу для вермахта. Поводом для немецкой агрессии могло послужить прекращение договорных поставок нефти из Советского Союза. Однако коварному плану англичан и французов не суждено было сбыться.

 

После захвата Парижа Гитлер опубликовал англо-французские секретные документы, чем завоевал определенное доверие Сталина. Узнав о замыслах Лондона и Парижа, командование Красной Армии значительно усилило ПВО в районах нефтедобычи на Кавказе.

 

О развитии событий по нежелательному для Кремля сценарию предупреждал и советский разведчик Рихард Зорге. К сожалению, в Москве информации, которую «Рамзай» (агентурный псевдоним Р. Зорге) направлял в Разведуправление Генштаба РККА, не доверяли. Находясь в Японии в качестве пресс-секретаря германского посольства, он официально работал на немецкую разведку и, по сути, являлся двойным агентом. 

 

Повышенную нервозность в Кремле создавали и действия США. 16 апреля 1941 г. Вашингтон представил четыре основополагающих принципа в качестве основы для международных отношений. Они включали: «1.Уважение территориальной целостности и суверенитета всех стран. 2.Поддержка принципа невмешательства во внутренние дела других стран. 3.Поддержка принципа равенства, включая равенство коммерческих возможностей. 4.Соблюдение статус-кво в Тихом океане, за исключением того, что этот статус-кво может быть изменен мирными средствами»

 

Принципы были озвучены на следующий день после бегства короля и правительства Югославии из оккупированной немцами страны. На дипломатическом языке заявление Вашингтона можно было истолковать следующим образом. В случае войны между Германией и Советским Союзом Соединенные Штаты будут поддерживать ту страну, на которую будет совершено нападение. Кроме того, из представленных принципов вытекало, что Вашингтон будет поддерживать Берлин даже в том случае, если Третий рейх спровоцирует СССР на превентивный удар. Основанная на двойных стандартах по отношению к СССР политика Белого дома объяснялась широкими торговыми связями между гитлеровской Германией и США. И хотя с началом Второй Мировой войны Вашингтон заявил о свертывании торгово-экономического сотрудничества с Берлином, реально оно продолжались до 11 декабря 1941 г., когда Третий рейх объявил войну США. Но и после этого крупные частные американские компании в ущерб национальным интересам своей страны сохраняли торгово-экономические связи с Германией. Отношения поддерживались через третьи страны — Латинскую Америку, Испанию и Португалию.

 

Кульминацией операции по дезинформации высшего руководства Советского Союза стал прилет в Москву немецкого военно-транспортного самолета «Юнкерс-52». В приказе наркома обороны СССР от 10 июня 1941 года № 0035 «О факте беспрепятственного пропуска через границу самолета Ю-52 15 мая 1941 г.» отмечалось: «15 мая 1941 года германский внерейсовый самолет Ю-52 совершенно беспрепятственно был пропущен через государственную границу и совершил перелет по советской территории через Белосток, Минск, Смоленск в Москву». Несмотря на серьезность происшествия, нарком обороны на виновных наложил очень мягкие взыскания — выговор и замечание. Что касается заместителя начальника Главного управления ПВО генерал-майора артиллерии А.А. Осипова, то он даже не был снят с должности, а всего лишь было «обращено его внимание» «на слабую организацию системы наблюдения и оповещения»

 

В ходе расследования, проведенного под руководством заместителя Председателя СНК СССР Мехлиса Л.З., было установлено, что после вылета немецкого самолета из Кенигсберга «Главное управление ВВС Красной Армии отдало ошибочный приказание ПВО не препятствовать перелету Ю-52 в Москву». Приказание отдал генерал-майор Грендаль. В столице самолет приземлился на Центральном аэродроме Москвы (Ходынское поле). Согласно официальным архивным документам «Юнкерс-52» привез запчасти. 

 

По мнению целого ряда историков, на борту самолета якобы находился специальный посланник Гитлера. После приземления таинственный курьер сел в уже ожидавший его легковой автомобиль. Согласно этой версии, посланник доставил Сталину личное письмо фюрера, в котором он убеждал советского вождя в своих мирных намерениях и в клеветнических обвинениях англичан, стремящихся поссорить Советский Союз с Третьим рейхом. Кем мог быть загадочный курьер, и был ли он вообще, до сих пор остается загадкой. Неизвестен и подлинный текст письма. В Интернет опубликована лишь его возможная художественная версия. 

 

Вероятнее всего, в Москву прилетал один из высокопоставленных руководителей Третьего рейха, например, Геринг, который мог под другой фамилией входить в состав экипажа и в качестве летчика реально управлять самолетом. Обычный курьер не смог бы в случае необходимости встретиться со Сталиным лично и убедить его в якобы миролюбивых намерениях Гитлера. Можно предположить, что передача личного письма могла произойти на даче советского руководителя, так как в Службе охраны Кремля и в журнале посещений о прибытии германского гостя никаких сведений нет. 

 

В подтверждение правдивости этой версии можно привести крайне болезненную реакцию Сталина на записку о возможном превентивном ударе по Германии. Предложения были подготовлены наркомом обороны маршалом С.К. Тимошенко и начальником Генерального штаба РККА генералом армии Г.К. Жуковым и переданы советскому руководителю тоже 15 мая 1941 г. 

 

(Начало — здесь. Предыдущая часть — здесь. Продолжение следует)

Мир многим обязан восточным мудрецам
Артем Хабаров
Отдел информации
Почему ВОЗ интересуется российской вакциной от COVID-19
Отдел информации
Минздрав определил российские регионы с самой высокой заболеваемостью раком
Отдел информации
Депутаты просят ФСБ разобраться с нерезидентами в правлении учреждения
Отдел информации
Отдел информации
Определены области РФ с самыми низкими доходами граждан
Отдел информации
нарастает не только в воздухе, но и в электронных СМИ
Юрий Кнутов
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования