воскресенье, 20 Сентября, 2020

Подробно

Памяти новопреставленного митрополита Евлогия

Игумен Кирилл (Сахаров)
27.07.2020 - 00:39
Памяти новопреставленного митрополита Евлогия

Это был великий архиерей, особый, уникальный подвижник нашего времени. Когда в 1980 году я поступил в Московскую духовную семинарию, то о. Евлогий был экономом Лавры. Свое ответственное послушание в обители он сочетал с преподаванием в духовных школах. Неизменно приходил рано утром на братские молебны у мощей преподобного Сергия, читал во время молебна Трисвятое своей неповторимой погласицей. Его рабочий день начинался рано утром и продолжался допоздна. Это был истинный монах, пример должного иноческого служения. Если уж идти в монахи, то, будучи свободным от семейных уз, полностью посвящать себя служению Богу и Церкви. Этому служению он отдавал себя всецело, без  остатка. Это было так очевидно! 

 

Он показал пример реальной возможности осуществления иноческого идеала в наше время — это придает силы желающим идти по этому пути, подражая ему. Так получилось, что когда в 1983 году открылся Данилов монастырь, то о. Евлогий первым привлек меня оказывать ему помощь. Я только что закончил семинарию и уже 4 года числился послушником Почаевской Лавры. Поначалу я с энтузиазмом включился в возрождение древнейшей московской обители. Вдохновляли  уставные службы, которые шли с первого дня. Прошел несколько послушаний: трапезника, звонаря, пономаря, библиотекаря, уставщика, летописца. В монастыре я поселился в канун первого Спаса, а за день до этого, или днем раньше, поселился послушник Виктор Воронин — недавно почивший архимандрит Даниил — духовник монастыря. 

 

Монастырские послушания я проходил в сочетании с учебой в Духовной академии, сначала два дня в неделю, потом три. Ездить надо было в Сергиев Посад к 9-ти часам. Месяца через три у меня возникло сильнейшее искушение — оставить монастырь ради полноценной учебы в академии. Архимандриту Евлогию стоило больших усилий удержать меня в стенах обители. Он убедил меня дождаться Рождества, а потом как-то все «рассосалось». Так же было искушение в связи с хиротонией в иеродиаконы. Меня "заклинило", я был в большом смущении, упорно сопротивлялся, одним словом, потрепал нервы наместнику. Совсем недавно я узнал, что при моем постриге о. Евлогий хотел назвать меня Мефодием, но что-то спуталось, и я был наречен Кириллом. Св. равноапостольный Кирилл, просветитель славян, очень близок мне по духу. 

 

Хотел бы сказать, что владыка Евлогий произвел на меня одно из самых сильных впечатлений в моей жизни: человек глубокого благочестия, колоссальной работоспособности, теплый проповедник, выдающийся организатор и строитель. Это был пример органичного сочетания усердного монашеского делания и неутомимой хозяйственной деятельности. Три года пребывания в Даниловом под духовном попечением о. Евлогия были незабываемым особым временем моего жизненного пути. Эти годы были ярко описаны в воспоминаниях владыки (там я фигурирую как "послушник А"). 

 

Поистине это было чудо — чудо возрождения древней обители на дрожжах молитвы. Кстати, владыка был потрясающим рассказчиком. Особенно запомнились его афонские зарисовки — в Греции и особенно на Афоне, где он бывал множество раз, его очень хорошо знали. При нем в Даниловом нередко звучал знаменный распев, в Покровской церкви на главном паникадиле горели высокие восковые свечи, регулярно читались святоотеческие поучения. Мне наместник поручал во время полиелеев по афонскому обычаю слегка раскачивать паникадило. Я сначала не совсем понял поставленную задачу и так раскрутил паникадило, что прихожане раскрыли рты от изумления, а наместник когда увидел, какую я устроил "карусель", ахнул. 

 

Очень я любил колокольный звон. Тогда колокола в Даниловом монастыре были укреплены на стойке, на земле. Помню, как-то раззвонился утром перед воскресной службой в начале нашего вселения в монастырь; вызывает меня о. Евлогий и делает замечание за долгий трезвон: "Это может вызвать раздражение у наших соседей!" А я ему: "Но так же звонят в Лавре!" Он мне: "Ну мы же не в Лавре!"

     

Наместник вникал во все детали, знал все. Если кто-то из братии провинился, он вызывал его к себе и строгим внушением и смиренной любовью приводил брата к осознанию своей неправоты. Можно представить себе, скольких сил и времени ему это стоило! Он был очень целеустремленным человеком: истовые богослужения, постоянное общение с братией, посещение московских и подмосковных храмов, прием многочисленных гостей, частые контакты с хоз.организациями и властными структурами. Все было направлено к одной цели — восстановить обитель к юбилею 1000-летия Крещения Руси. 

 

Все были глубоко потрясены и опечалены его освобождением от должности наместника, говорили, что это было сделано под давлением властей, обеспокоенных размахом монашеской жизни в центре столицы. Возникло также недопонимание по поводу продолжительности уставных монастырских служб. Помню, как плакал о. Павел (Волков), келейник наместника (ныне архиерей Приднестровья) и ходил поникшим о. Мефодий (ныне настоятель Соловецкого подворья в Москве). Архимандрит Евлогий со смирением принял этот удар, стал трудиться в Московских духовных школах в качестве проректора, затем успешно руководил возрождением Оптиной пустыни и, наконец, в течение почти 30-ти лет был правящим архиереем во Владимире. По многочисленным отзывам, он проводил здесь невероятно активную деятельность по возрождению церковной жизни, особенно монастырей. Говорили, что его знали в лицо все верующие области, так как он по много раз бывал на каждом приходе. Помню, меня поразил ответ одного из благочинных, которому я предложил "втихаря" установить и освятить поклонный крест на месте разрушенной единоверческой церкви в глухом селе: "А владыка все равно узнает".

     

Как только я узнал о смерти владыки, то сразу ринулся в Алексеевскую больницу. Здесь, в небольшой больничной церкви облачали его тело — он был как живой! Когда его тело с каталки перекладывали в гроб, в голове мелькнуло: «Вот так перекладывают мощи в новую гробницу». Поразило, что на стене храма напротив гроба были два больших образа — преподобного Сергия Радонежского и св. благоверного князя Даниила Московского — покровителей двух обителей, в которых усердно потрудился маститый иерарх. Викарий Челябинской митрополии епископ Викентий и епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон поочередно совершили заупокойные литии. Один из владимирских иноков рассказал, что, будучи и на покое (последние полтора года), владыка очень активно служил — до 9-ти служб в неделю. 

Несомненно, что почивший митрополит оставил глубочайший след в новейшей истории нашей Церкви. Вечная ему память!

Отдел информации
Отдел информации
На территории Украины открыто хозяйничают иностранные спецслужбы
Борис Джерелиевский
ВОЗ зафиксировала небывалую заболеваемость коронавирусом за сутки
Отдел информации
Отдел информации
Константин Щемелинин
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования