вторник, 1 Декабря, 2020

Подробно

Тогда Церковь устояла

Андрей Мановцев
11.08.2020 - 23:28
Тогда Церковь устояла

Русская Православная Церковь и захоронение «царских» останков в 1998 году

Митрополит Ювеналий

Патриарх Алексий II

 

Предисловие 

 

«Екатеринбургские останки» не могут быть подлинными так же, как черное не может быть белым. Да, на новом витке готовится заново официальное признание их подлинности. Кому и зачем это нужно, сказать очень трудно, одно ясно, что каким-то влиятельным силам и не ради истины. Ибо все независимые исследования таковую подлинность отвергают. См. сборник «Екатеринбургские останки. Независимые исследования» (СПб, «Свет», 2018г.; дайджест). 

 

Церковь же сейчас оказалась поставленной перед необходимостью сказать свое слово об этих останках, и такая «сгустилась атмосфера»  в данном вопросе, что для Церкви уже нет возможности отстраниться, как было в прошлый раз. Ситуация при этом сложнее, чем в конце 1990-х годов. Ибо «Троянский конь» «операции признания подлинности останков» (выражения покойного А.М. Верховского) внедрен в живое тело Церкви, и отказ с ее стороны назвать черное белым требует поэтому большего мужества. Хотелось бы надеяться, что Церковь устоит и сейчас. Но, думается, вполне уместно вспомнить, как это было непросто для нее в 1990-е годы. Мы будем следовать свидетельству князя Андрея Кирилловича Голицына, а именно его книге «Кому же верить? Правда и ложь о захоронении Царской семьи» (М. «Грифон», 2013, далее в скобках номера страниц этой книги; существует дайджест), бывшего члена Правительственной комиссии. Начнем с того, что скажем о последней.

Книга Голицына

 

Состав комиссии 1990-х годов и ее работа


«Екатеринбургские останки» были обретены в июле 1991 года. 23 октября 1993 года Правительством РФ была создана государственная комиссия «по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков императора Николая II и членов его семьи» (обращает внимание, что уже в названии комиссии обозначена цель исследования). Комиссию возглавил заместитель председателя Правительства РФ Ю.Ф. Яров. Всего председателей было четыре, и последний из них, Б.Е. Немцов, возглавлял комиссию только три месяца. Задним числом очевидно, что его назначение было связано, прежде всего, с его напористостью, для разрешения затянувшейся проблемы. Первое заседание под председательством Немцова состоялось 3 ноября 1997 года, и сразу же было сказано, что в январе 1998 года комиссия работу завершит. (77). Действительно, 30 января 1998 г. состоялось последнее заседание комиссии. Предоставим слово Андрею Кирилловичу: «Никакого официального документа, касающегося завершения работы Комиссии, члены Комиссии не подписывали. Вопросы «исторического характера» были объявлены не относящимися к области юриспруденции и экспертной идентификации, а потому не обсуждались, и никаких дебатов вообще не было. Сторонники официальной версии и те, кто ратовал за скорейшее захоронение, торжествовали. По этому случаю после окончания заседания разошлись не сразу. В кабинете Немцова это событие было отмечено рюмкой французского коньяка» (284). Хозяин кабинета и был единственным человеком, который подписал решение Комиссии.

 

Князь А.К. Голицын

 

В ней числились 23 человека, из которых 12 были чиновниками различных государственных ведомств и только 2 человека были учеными — историк В.В.Алексеев и церковный археолог С.А. Беляев (особые мнения и Беляева, и Алексеева были не согласны с признанием подлинности останков). Один человек — митрополит Ювеналий (Поярков) — был от Церкви. Заседания Комиссии происходили не часто, на них «проталкивалась» обозначенная в названии версия. Противостояли этому только С.А. Беляев (приглашенный участвовать в Комиссии по просьбе Патриарха), В.В. Алексеев, А.К. Голицын (своими письмами на имя председателя), художник И.С. Глазунов и владыка Ювеналий. Был буквально один эпизод с достойным поведением чиновника, но мы не можем подробно останавливаться на работе Комиссии. Собирались, выслушивали разного характера заключения, выслушивали (довольно часто) В.Н. Соловьева, «терпели» Беляева и Алексеева. Голицын дает картину, до тошноты знакомую всякому человеку, жившему при советской власти в сознательные годы: подготовки («продавливания») нужного решения. 

 

Позиция Церкви

 

Интересно, что априорная тенеденциозность, которой должна была следовать Комиссия, обнаружилась на первом же ее заседании. Яров сразу стал говорить о вопросах предстоящего ...захоронения! Голицын пишет: «На такое авральное начало отозвался владыка Ювеналий. Он сказал, что Комиссия собралась в первый раз и что сроки, которые предлагаются для осмысления серьезных вопросов, очень коротки, тем более, как ему известно, общественное мнение в отношении достоверности останков, обнаруженных под Екатеринбургом, очень противоречиво» (61). И на втором заседании владыка подчеркнул, что до тех пор, пока высказываются какие-либо сомнения в отношении результатов исследований, нельзя приступать к официальному захоронениюю. Он сказал: «Можно лишь утверждать, что это состоится после снятия всех сомнений в отношении подлинности останков» (Голицын, стр.66). Так, взятая в самом начале, «планка» сохранялась владыкой в течение всей работы Комиссии: корректное, но непоколебимое стояние за истину.

 

Митрополит Ювеналий 

 

Уделим внимание заседанию 30 сентября 1995 года под председательством Ярова (236-238). К этому времени было готово Заключение Прокуратуры и выводы судебной экспертизы, утверждавшие подлинность останков. От Комиссии предполагалось голосование «за». Яров спрашивает: «Есть ли у кого сомнения по Заключению Прокуратуры?». Владыка Ювеналий заявил, что есть у него, и в пространном, деликатном и дипломатичном выступлении дал понять, что позиция Церкви остаётся твердой, подчеркнув, что Церковь готовится к канонизации Царской семьи и «может принять решение о неучастии в захоронении найденных отсанков как Царских, если не будут до конца проведены исследования, дающие убедительные результаты». На это, без какой-либо деликатности, возражал Собчак, однако владыка повторил, что «Церковь не имеет права на ошибку». Тогда Яров попытался разрешить ситуацию, заявив, что в имевшем место обсуждении никто не утверждал, что не верит, что это останки Царя, и обратился прямо к митрополиту Ювеналию: «Я правильно понимаю, Владимир Кирилович (Яров только так называл владыку — А.М.), у вас-то сомнений нет, что это Царь?». Владыка отвечал: «Что касается прямого вопроса, который вы мне задаете, я не могу на него ответить с чистой совестью, что я уверен, из-за всей той дискуссии, которая была в течение всего сегодняшнего заседания». Тут уж Яров не скрыл раздражение: «Но тогда вы должны будете на Синоде сказать, что вы один только против». Здесь мы отчасти почувствовать атмосферу заседаний Комиссии.

 

На заседании Комиссии

 

Кризис в отношениях в конце 1995 года

 

Напомним, что летом 1996 года должны были состояться выборы Президента России, соперником Ельцина был Зюганов. Борис Николаевич хотел провести захоронение останков Царской семьи до выборов, считая это политически выгодным. Церемония была назначена на 25 февраля 1996 года (Прощёное воскресенье), о чем было официально заявлено на пресс-конференции 3 октября 1995 года.


Однако 6 октября 1995 года состоялось заседание Священного Синода, на котором присутствовали и выступали члены Комиссии. С подробным докладом выступил митрополит Калининградский и Смоленский Кирилл (Гундяев). Он сказал, в частности: «При всем уважении к членам Комиссии, через двадцать лет никто не будет помнить их имена как экспертов, но все будут помнить, что останки хоронил Патриарх. Мы боимся повторить печальный опыт расследования по Катынскому делу, когда протокол комиссии Бурденко подписал митрополит Николай».

 

В решении Священного Синода говорилось о необходимости дальнейших исследований, поскольку есть ряд серьезных вопросов, остающихся неразрешенными. В связи с этим было выражено критическое отношение к закрытию Генеральной прокуратурой уголовного дела. О решениях Синода на Комиссии докладывал владыка Ювеналий. 

 

А.К. Голицын рассказывает, что Яров и Собчак попытались, тем не менее, в грубой форме вынудить владыку Ювеналия согласиться с заключением Прокуратуры и выводами судебной экспертизы. Владыка заявил в ответ, что «игнорирование позиции Русской Православной Церкви может поставить под вопрос дальнейшее участие представителя Церкви в работе Комиссии» (76). Яров пошел на попятную, прилюдно извинился перед владыкой и сказал, что тот «не так его понял».

 

Патриарх Алексий II

 

Тогда задавлено. Потом — упущено?

 

Нельзя не сказать, что Патриарх Алексий II не раз говорил тогда о необходимости привлечения независимых международных экспертов в исследовании подлинности останков. С соответствующей инициативой Синод и обратился в Комиссию. Но В.Н. Соловьев тут же обосновал нецелесообразность создания независимой международной комиссии, мол это «только приведет к неоправданному затягиванию сроков захоронения». Инициатива Синода успеха не имела, власти, как пишет Андрей Кириллович, «головная боль была не нужна» (245). 

 

Напомним, как возник «новый виток» признания останков царскими. Летом 2015 года, без какого-либо согласования с Церковью, Правительство РФ приняло решение о захоронении «останков царских детей». Возникшая напряженность разрешилась привлечением Церкви к исследованиям, отстранением Соловьева и созданием новой, теперь уже церковной, комиссии, а также новой следственной группы для новых исследований останков. Мы видим теперь, как тогдашние привычно-циничные подозрения («Нового ничего не будет. Признают за милую душу!») получают горькие подтверждения.

 

Таким образом, можно было б считать, что осенью 2015 года Церковь упустила уникальный момент, когда она имела все основания выражать недоверие Следственному Комитету и требовать создания международной независимой комиссии по исследованию «екатеринбургских останков». Но не вставать же ей было в позу? Церковь сделала, что могла.

Петропавловский собор

 

Церковь и вопрос об останках в 1998 году

 

В конце февраля 1998 года состоялось заседание Священного Синода, на котором было принято следующее постановление: «Затянувшаяся процедура криминалистической экспертизы привела к тому, что екатеринбургские останки остаются без христианского погребения в течение недопустимо длительного времени. В связи с этим Священный Синод высказывается в пользу безотлагательного погребения этих останков в символической могиле-памятнике. Когда будут сняты все сомнения относительно «екатеринбургских останков» и исчезнут основания для смущения и противостояния в обществе, следует вернуться к окончательному решению о месте захоронения» (287-288). 

Власть на компромисс не пошла, хотя Церковь недвусмысленно дала понять, что ее участие в погребении останков в Царской Усыпальнице исключается. 

 

В своей книге (288-292) Андрей Кириллович живописует реакцию разных лиц, общественности и прессы на позицию Церкви. Я позволю себе упомянуть реакцию застольную, кулуарную. Интеллигентный человек, недавно обратившийся к вере и обиженный на «антинаучную» позицию Церкви, восклицает, при обсуждении актуальной темы: «Это папуасы какие-то! это просто какие-то папуасы!». Это вполне соответствовало настрою многих. 

 

9 июня 1998 года Священный Синод под председательством Патриарха подтвердил свое февральское решение: «Считать невозможным участие в захоронении екатеринбургских останков Предстоятеля Русской Православной Церкви или любого ее иерарха» (294).


Приведем цитату из статьи с кощунственным названием «Игра в кости» в газете «Вечерняя Москва» от 9 июля 1998 г.: «Светская власть, которая заинтересована в осуществлении своего сценария захоронения, оказывала постоянное давление на Русскую Православную Церковь. Состоялись неоднократные встречи президента  Б.Ельцина и Патриарха Алексия II, было письмо премьера С.Кириенко, уговоры Б.Немцова. Такой прессинг привел к прямо противоположным результатам» (292).

 

Митрополит Кирилл в Карловых Варах июнь 2007 г.

 

Свидетельство владыки Кирилла (Гундяева) 

 

В июне 2007 г. в чешских Карловых Варах отмечалось 110-летие освящения православного храма свв. Петра и Павла (подворье Русской Православной Церкви Московского Патриархата). Делегацию Русской Церкви возглавил председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (будущий Патриарх). Он дал интервью журналу русской диаспоры в Чехии «Русское Слово». Фрагмент из него представляет собой приложение № 37 книги А.К. Голицына (стр.395 и далее). Приведем из него отдельные цитаты.

 

Собор Петра и Павла в Карловых Варах

 

На вопрос «РПЦ канонизировала членов семьи, но не признала так называемые «царские останки» за останки членов династии Романовых. Почему?» владыка Кирилл ответил: «Потому что мы уверены, что это не царские останки». На естественный следующий вопрос, каковы же основания для такой уверенности, владыка Кирилл выразил сомнения в проведенной экспертизе и убеждение в «ясном выводе» следователя Н.А. Соколова об уничтожении останков большим количеством серной кислоты и бензина.

 

На вопрос «Были ли какие-то конфликты Кремля с РПЦ по поводу останков?» владыка Кирилл сказал следующее: «На нашу Церковь было оказано колоссальное давление со стороны высокопоставленных чиновников ельцинского правительства. Я имел разговор с одним таким деятелем, он лично угрожал мне, если мы не согласимся с выводами экспертизы. Один из представителей власти, придя на заседание Синода, сказал, что мы обязаны согласиться с выводами экспертизы. Мотивировал он это тем, что с этим согласна прокуратура, а если мы мол не согласимся с выводами прокуратуры, то эти наши деяния могут быть рассмотрены как нарушение закона. При таком давлении мы даже не хотели обсуждать этот вопрос, поэтому сегодня нет никаких сомнений, что останки, захороненные в Петропавловской крепости, не являются царскими останками» 

 

Интересное объяснение предложил владыка Кирилл описанному давлению. Вынуждение Церкви признать останки подлинными может быть антицерковной провокацией, чтобы после признания обнаружилась его ложность и Церковь оказалась бы выставленной в самом неприглядном виде. Владыка сказал: «Имя Синода все бы вспоминали и говорили, что церковная власть толкнула людей на поклонение лжемощам. Мы очень внимательно к этому отнеслись и проявили мужество, мы выдержали сильное давление и считаем, что сделали правильно».


Патриарх Алексий II 17 июля 1998 г. Троицкий собор Сергиевой Лавры

 

Позиция Патриарха Алексия II

 

Сразу после захоронения останков, 18 июля 1998 года в парижском еженедельнике «Фигаро» было опубликовано интервью с Его Святейшеством Патриархом Алексием II. 

 

Приведем его фрагмент.

 

- Основана ли остоpожная позиция Русской Пpавославной Цеpкви в вопpосе о подлинности останков на сугубо цеpковных или также и на научных доводах? Разделяют ли позицию Цеpкви компетентные генетики, истоpики, юpисты и ученые дpугих специальностей?

 

- Для Цеpкви научные доводы, подчас основанные на ложных предпосылках, не имеют безусловно pешающего значения, хотя и пpинимаются во внимание. Главное— стремиться познать волю Божию, особенно учитывая, что pечь идет не о пpостых останках, а о прахе людей, вопpос о канонизации котоpых будет весьма скоpо pассматpиваться высшей собоpной инстанцией. Если канонизация пpоизойдет, почитание подвига жизни святых в их останках не должно вызывать соблазнов. И поэтому отсутствие ясного указания на то, что Сам Бог благословляет это почитание, не дает Цеpкви пpава пpинять однозначное pешение. Святые мощи откpывает людям Сам Господь, и до Его ясного благоволения Цеpковь будет неизменно пpоявлять кpайнюю остоpожность в данном вопpосе именно потому, что имеет в виду возможность канонизации.

Но ведь и мнения ученых значительно pасходятся. Я получаю немало свидетельств ученых, которые не соглашаются с выводом об окончательной идентификации останков. К сожалению, пpоблема усугубляется тем, что научные выкладки, сделанные в пеpиод pаботы соответствующей госудаpственной комиссии, малоизвестны шиpокому кpугу ученых и правоведов, так как о самом ходе работы государственной комиссии общественность практически не информировалась. Только в последние дни опубликованы некоторые документы комиссии.

 

- Каково отношение пpавославного наpода к пpоблеме подлинности останков? Сыгpало ли оно какую-нибудь pоль в выpаботке позиции Русской Пpавославной Цеpкви?

 

- Естественно, Священный синод исходил пpи pешении данного вопpоса из мнения веpующего наpода, сpеди котоpого есть весьма немало сомнений в подлинности останков. Об этом было пpямо сказано еще в Синодальном Опpеделении от 26 февpаля сего года, где Цеpковь засвидетельствовала, что pешение госудаpственной комиссии «вызвало сеpьезные сомнения и даже пpотивостояния в Цеpкви и обществе».

Именно неоднозначное отношение веpующего наpода, в котором соборно живет Церковь Христова, к «екатеpинбуpгским останкам» и опpеделяет позицию Цеpкви, особенно если учесть, что, по пpавославному учению, воля Божия пpоявляется в собоpном согласии иеpаpхов, клиpа и миpян, то есть всей Цеpкви. Такое согласие особенно важно, если опять же иметь в виду возможность причисления Императора Николая к лику страстотерпцев. Ситуация, пpи котоpой часть веpующих почитала бы останки как святые мощи, а часть называла бы их лжемощами, для Пpавославной Цеpкви совеpшенно немыслима.

А.К. Голицын и Патриарх Алексий II

 

Заключение 

 

Исповедуя «Символ веры», мы исповедуем и веру в Церковь. Вера в Церковь торжествующую — часть жизни всякого церковного человека, достаточно вспомнить каждому помощь святителя Николая в дороге. Но вера в Церковь «воинствующую» сталкивается порой с таким печальным опытом, что заголовок статьи «Как не уйти из Церкви», сразу обращает внимание... Говоришь себе: «Ну раз послал Господь тебе такие впечатления, то значит, ты дорос до зрелого церковного возраста». Слова эти помогают, только слабо. Помогают молитва, исповедь, слово духовника. Говоришь себе: «Мало ли что бывало в истории Церкви? Бывали и лжесоборы. Митрополита Филиппа и патриарха Никона лишали сана соборы (а потом они были реабилитированы)! История Церкви не сходится клином на теперешнем признании или непризнании останков. Ну признают, умрут и ответят за то перед Богом. А другие потом соберутся и всё выправят!».


Утешительно, но не очень,.. ибо тяжело на душе, и от этой тяжести никакие верные соображения не избавляют.

 

Как же мы радовались за нашу Церковь в 1998 году! Выстояла, вышла из испытания чистой. Сейчас выстоять труднее, но верим. Ибо, по слову Патриарха Алексия II, «ситуация, пpи котоpой часть веpующих почитала бы останки как святые мощи, а часть называла бы их лжемощами, для Пpавославной Цеpкви совеpшенно немыслима».


Патриарх Алексий II на Ганиной яме

Как совершенствуются махинации с кредитами
Отдел информации
Как в Европе отреагировали на нарушение американским эсминцем российской границы
Отдел информации
ФСБ предотвратила теракты в столичном регионе
Отдел информации
В США не знают, что делать с телами умерших от коронавируса
Отдел информации
Как Минфин станет выбивать растущие невозвратные долги стран перед Россией
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования